Различные измерения и сознание

Согласно представлениям современной физики, время рассматривается как четвёртое измерение. Трёхмерное пространство плюс время даёт четыре измерения. Но мы не можем познавать трехмерное пространство без помощи ума.

Ум, интеллект, сознание

Ментальная концепция плюс четыре измерения даёт пять измерений. Но выше трёхмерного, четырёхмерного и пятимерного пространства, времени и ума, находится интеллект. А выше интеллекта — сознание; семь измерений.

Сознание — наивысшее измерение среди остальных, поскольку оно находится за пределами постижения посредством ума или интеллекта. Сознание стоит выше ума и интеллекта и таким образом находится вне сферы метакогнитивного рационализма.

Теперь, чтобы сделать еще один шаг вперед, зададимся вопросом: что если источником этих шести измерений является некое высшее сознание? На санскрите отношения между субъектом и объектом описываются как Пуруша и Пракрити, где Пуруша есть мужское, созидательное начало, а Пракрити — женское, воспринимающее начало. Пуруша субъект, а Пракрити объект. Материальный мир также описывается как пракрити. Но по сути, все дживы, души, рассматриваются как энергия, или пракрити божественного Пуруши, или Верховного Сознания, Сверх субъекта.

Это наивысшее из всех измерений — сверхсубъективный план. Сверхсознание это Верховный субъект, а индивидуальное сознание — объект.

Иногда говорят, «мы создаем свою собственную реальность». Это крайняя форма идеализма. Если реальность есть функция сознания, а мы — сознательные существа, то не мы ли создаем реальность? Если мир существует в уме, то не является ли мир лишь нашей ментальной конструкцией?

Что ж, в каком-то смысле так оно и есть. Определенные аспекты реальности в иллюзорном мире, в котором мы живем, возникают как продукты нашего ментального «шаманства», нашего воображения, если хотите. Но субстанция реальности в её конкретном бытии обусловлена действием более высокой силы.

Если реальность существует только будучи воспринимаемой, то что происходит, когда воспринимать некому? Если принять существование сверхсознания, то оказывается, что наша реальность в множестве своих измерений всегда воспринимается сверхсознанием, даже когда мы спим. В ведах сверхсознание называется Параматмой и понимается как Высшее Сознание, находящееся за рамками сознания джив, душ. В ведической концепции признается многомерность сознания и космической онтологии, где высшее метасознание в своих сновидениях воссоздает реальность этого мира. Это форма Махавишну.

Таковы некоторые базовые понятия космологии, изложенные в трактатах древних философских традиций Индии, в частности, в Веданте. Символизм вед сложен для понимания, однако идея некого могущественного вечного сверхсознания, находящегося за пределами ограниченного пространственно-временного континуума нашего космоса, относится к числу вечных истин и заслуживает пристального рассмотрения.

Мультивселенная

Идея мультивселенной становится всё более популярной в связи с попытками современных астрономов и ученых, занимающихся квантовой физикой, разработать универсальную теорию поля 1). Интересно, что современная квантовая астрофизика по большей части хорошо согласуется с мистической космологией Пуран. Но ученые, ищущие объяснения космических явлений, склонны создавать свои собственные мифологии.

Под мифологией здесь понимается некая красивая теория, которая многое объясняет, но не может быть доказана. Мне приходят на ум миф о Шрёдингеровском коте, Сага о Большом Взрыве, Марксистская Мифология Экономики, пост-Дарвиновский Бихевиоризм, Субатомная Квантовая Теория Струн. Разумеется, мифология, практикуемая учёными, вызывает у нас больше доверия, чем вуду.

Но метафизика это всегда «вуду», если речь идёт о научных исследованиях. В научном мире проще получить грант на разработку вечного двигателя по принципу холодного ядерного синтеза, чем на любое разумное исследование природы сознания.

Ограниченность позитивистской мифологии отмечает ученый-биолог Руперт Шелдрейк в своей великолепной книге «Заблуждения науки»: «Я был ученым всю свою взрослую жизнь. И я твёрдо убеждён в важности научного похода. В то же время, я пришёл к заключению, что научные исследования в значительной степени утратили свою мощь, жизненность и открытость к поиску. Догматическая идеология, трусливое послушание, инертность научных ведомств подавляют творческое начало в науке. На публике учёный всегда помнит о строгих табу, ограничивающих круг разрешённых тем. Я уверен, что научные исследования станут куда более волнующими и захватывающими, когда мы преодолеем догмы, которые ограничивают свободу поиска и убивают воображение.

Не хочу заниматься плагиатом, но это место из введения к книге Шелдрейка стоит того, чтобы его процитировать:

Десять догм современной науки:

«Научное мировоззрение» чрезвычайно влиятельно благодаря значительным успехам науки. Наука непосредственно влияет на нашу жизнь через технологии и современную медицину. Наш интеллектуальный мир претерпел большие изменения благодаря впечатляющему прогрессу в разных областях знания — от исследования мельчайших частиц материи до изучения бескрайних просторов космоса с миллиардами галактик в постоянно расширяющейся вселенной.

…В этой книге я утверждаю, что движению науки вперед мешают предрассудки многовековой давности, ставшие непоколебимыми догмами. Избавление от них сделало бы науку намного свободнее, интереснее и увлекательнее.

Величайшее заблуждение состоит в том, что наука якобы уже знает все ответы. Конечно, многие детали ещё нуждаются в уточнении, но все главные вопросы уже решены. Современная наука основывается на утверждении, что вся реальность материальна. Другой реальности, помимо материальной, не существует. Сознание является побочным продуктом физических процессов в мозге. Материя не обладает сознанием. Эволюция не имеет цели. Бог — не более чем умозрительная идея в человеческих головах. Эти представления сильны не вследствие критического мышления ученых, а как раз наоборот. Эта система представлений утвердилась в науке в конце XIX века и ныне принимается на веру. Многим ученым не приходит в голову, что материализм — не более чем гипотеза. Они принимают его за науку, за научное представление о реальности, или научное мировоззрение. Они, на самом деле, не изучают и не обсуждают его всерьёз, а просто «впитывают» из интеллектуальной среды 2).

Доктор Шелдрейк обстоятельно аргументирует необходимость снятия табу на метафизические объяснения реальности.

Одна из проблем, вокруг которых вращается дискуссия, — твердое убеждение некоторых в том, что земля плоская и была создана за семь дней из пустоты. Если бы дебаты проходили только между христианскими креационистами и современными атеистами, во главе с Ричардом Докинзом и компанией, то они бы и не были дебатами. Но почему дебаты должны вестись в духе «чёрное-белое»? В поисках более тонких градаций люди часто обращаются к философии востока, но эта философия во многом неправильно понимается.

Например, по меньшей мере шесть различных философских учений древней Индии можно рассматривать как аналитические или даже атеистические. Идея атомов и вакуума обсуждались в Индии за многие тысячи лет до Демокрита. Подобные идеи общеприняты в учёной среде, но они были опровергнуты древними учениями, основанными на представлениях о том, что в основе всего лежит сознание. Шанкарачарья выступил со своей версией субъективной реальности спустя пятьсот лет после пришествия Христа, когда предки Ричарда Докинза, кочевники-друиды в Англии, почитавшие языческие традиции, известные нам ныне по Хеллоуину, бродили, раскрасив себя синей краской. Представления об атомах в пустоте отнюдь не новы, так же как идея мультивселенной.

Так называемая «ведическая» космология столь же полна заблуждений, как и версии Птолемея и Ньютона. Но космология Бхагаватам отлична от ведической, поскольку она стремится объяснить не только положение звёзд и планет, но также наше место во вселенной как сознательных существ. Это космология в духе онтологии, достойная осмысления, если мы ищем альтернативных взглядов на реальность.

Любая духовная космология вселенной исследует отношения между физическим и метафизическим миром. Или как сознание, метафизический аспект, влияет на материальный, физический мир. Это глубокий вопрос, достойный размышлений и исследований. Есть ряд книг, которые могут пролить свет на эти вопросы.

Блестящую критику материалистических воззрений дал в конце 19-го века вайшнавский мыслитель, учёный, поэт и эксперт по ведической литературе Бхактивинод Тхакур, сын которого, Сарасвати Тхакур, возглавил влиятельное духовное течение в Индии. В своей книге Таттва-Вивека, написанной в конце 19-го века, Бхактивинод Тхакур приводит следующие аргументы:

«Философия материализма ищет единый принцип, являющийся источником всего сущего. Это чистая бессмыслица. Если мы примем, что материальные атомы вечны, пустота вечна, отношения между материальными элементами и вакуумом непостижимы, что силы, действующие между атомами, их свойства и взаимодействия также вечны, что все эти аспекты вечны и не имеют начала, тогда мы не можем принять, что материальный мир вообще был когда-либо создан. Приняв эти идеи, невозможно свести материальный мир к единому основополагающему принципу… Философия материализма неестественна и ненаучна. Она неестественна, потому что любое явление имеет причину. Полагать, что материя вечна и является источником сознания, которое оказывается лишь побочным продуктом материи, крайне нелогично. Наличие причин и следствий естественно в мире грубой материи. Без причин и следствий материальный мир не был бы таким как он есть. Философия материализма ненаучна, потому что сознание обладает способностью манипулировать инертной материей и контролировать её. Поэтому идея о том, что сознание есть просто продукт материи, категорически противоречит научному мышлению. Сознание естественным образом стоит выше материи. Только глупцы могут считать, что сознание есть побочный продукт материи. Никто никогда не видел, чтобы человеческое сознание возникло из обычных материальных элементов. И только безумец может верить, что такое возможно. За три тысячи лет человеческой истории никто никогда не видел, чтобы человеческое существо спонтанно возникло из неживой материи. Если человеческие существа возникли из спонтанного взаимодействия материальных элементов, то за все эти годы хотя бы одно человеческое существо должно было бы появиться из неживой материи.»

Ничего не изменилось с тех пор, за более чем вековую историю впечатляющих научных открытий. Возвращаясь к Руперту Шелдрейку, читаем в 2010 году:

«В течение более чем двухсот лет материалисты обещают, что наука в конце концов объяснит всё с точки зрения законов физики и химии. Наука докажет, что живые организмы — это сложные машины, разум — не более чем продукт деятельности мозга, а природа не имеет цели и смысла. Философ науки Карл Поппер назвал такую позицию «обещающим материализмом», поскольку она заключается в раздаче обещаний относительно ещё не сделанных открытий. Несмотря на все достижения науки и технологий, материализм оказался перед лицом кризиса доверия, который трудно было представить себе в двадцатом веке. Проблемы эволюции и сознания остаются нерешёнными. Учёные прояснили множество деталей, секвенсировали десятки геномов, научились делать более точное сканирование мозга. Но до сих пор нет доказательств того, что жизнь и разум могут быть объяснены полностью в рамках физики и химии. Фундаментальным постулатом материализма является утверждение о том, что единственная реальность — это материя. Поэтому сознание есть не более чем проявление активности мозга. Но среди специалистов, изучающих неврологию и процессы мышления, нет единого мнения о природе ума. Дэвид Чалмерс назвал «трудной проблемой» само существование субъективного опыта. Материализм представлял простое для понимания и прямолинейное мировоззрение в конце XIX-го века, но он не может считаться удовлетворительным в XXI-м веке.»

Как пользователей науки и технологий нас приучили думать, что все споры уже позади, что философия и метафизика никому не нужны, и наука уже всё объяснила. Но гуру так называемой науки, Стивен Хокинг и Ричард Докинз ничего этого не сделали. Вместо того чтобы заниматься действительно важными вопросами, они тратят время на прославление и распространение своих великих достижений. Хокинг признаёт, что усилия в области универсальных теорий на самом деле — спекуляции, включающие определенную долю выдумки. Онтология и космология — слишком крепкие орешки для них. Главные вопросы космологии, такие как «Что такое вселенная и как она произошла?» на самом деле зависят от ответов на основные вопросы онтологии: «Что такое сознание? В чём его отличие от материи? Каков его источник?» А эти вопросы далеки от решения. Нам лишь говорят, что подобные вопросы неуместны, они не имеют смысла в рамках научного подхода и вообще не стоят того, чтобы их задавать.

Известные учёные когнитивисты и биологи смущаются, когда приходится давать описание сознания. Например, Э. О. Уилсон говорит: «Мы исследовали мозг и связанные с ним железы настолько, что это не оставляет никаких оснований для предположений о нефизической природе ума». То есть мозг это волшебный кусочек плоти. Мы не в состоянии физически локализовать «ум» в мозге, и поэтому не существует такой сущности как нефизический ум. Разумеется, точно так же невозможно обнаружить и физический ум. Стивен Пинкер бодро утверждает, что «ум это проявление активности мозга». Итак, душа это то же, что и ум, а ум это явление, производимое мыслительной силой участка плоти, называемого мозгом. Если ум и душа это явления, производимые электрическими процессами в плоти, то почему бы не подключить электропитание к мертвому мозгу и не произвести таким образом душу? Доктор Франкенштейн — вымышленный персонаж, возникший в мозгу Мэри Шелли в 19-м веке. Но при всех достижениях компьютерных наук, Интернета и Рея Курцвайля с его идеями сингулярности, такой нехитрый трюк всё ещё невозможен. Заключения науки должны быть воспроизводимыми. Поэтому, если верно, что мозговая ткань плюс электричество порождают такое явление как ум, или душа, то пусть Стивен Пинкер и его единомышленники воспроизведут это. Вызов, брошенный Бхактивинодом Тхакуром в 19-м веке, остается в силе, так же, как и вызов Мэри Шелли и доктора Франкенштейна. Почему научные догмы и спекуляции принимаются как факты и теории без строгого клинического подтверждения? Тем, кто так решительно отвергают декартову «проблему соотношения души и тела» как несерьёзную, полезно было бы поглубже вникнуть в вопросы, поставленные великим французским математиком. Такие учёные как Руперт Шелдрейк отмечают, что простого принятия на веру научных догм недостаточно для выявления истинной сущности биологии, онтологии, да и самой физической природы.

В своей блестящей книге о научных догмах и порождаемой ими интеллектуальной нищете, Отсутствие разума (Absence of Mind) Мерилин Робинсон пишет:

«Если мозг в результате сложного, изощрённого взаимодействия с самим собой и в самом деле становится разумом, то редукционистский подход, на котором настаивают люди, пишущие на эти темы, не способен доказать даже существование разума, не говоря о том, чтобы описать его функционирование. Человек, изучивший свойства водорода и кислорода, мог бы сделать заключение о том, что вода это легко воспламеняющийся газ — если бы не его собственный опыт, опровергающий это заключение. В качестве доказательства существования разума мы имеем только историю и цивилизацию, искусство, науку, философию. Если верно, что разум способен познавать и стремится к познанию себя, подобно тому как он способен познавать мир, то мы можем извлечь несравнимо больше из истории каждого века, каждой культуры, и каждого момента интроспекции, глубокого самоосознания.»


1153352522144667.html
1153406472564305.html
    PR.RU™